3323d7cf

Фостер Алан Дин - День Диссонанса



sf_fantasy Алан Дин Фостер День Диссонанса Американский студент Джон-Том Меривезер по прозвищу «Чародей с гитарой» становится невольным пленником волшебной страны. Обстоятельства вынуждают его совершать весьма необычные для нормального студента поступки — рыцарские подвиги. Он сражается с пиратами, освобождает красавицу, спасает друзей из лап эльфов-людоедов...
ru en Vitmaier FB Tools 2006-01-25 http://www.lib.ru Библиотека леопарда Веши F10FD529-E0C4-47B8-9368-A023074C2AA6 1.01 v 1.0 — создание fb2 Vitmaier
v 1.01 — исправление эпиграфа Ego
Алан Дин Фостер
ДЕНЬ ДИССОНАНСА
Моему кузену Адаму Кэрроллу, с большим почтением.
Может быть, он выкроит вечерок и прочтет это в перерыве между «Бизнес Уик» и «Форбс».
Глава 1
— Я умираю… — прохрипел волшебник Клотагорб, глядя влево. — Я умираю, а ты стоишь и таращишься, ни дать ни взять юный девственник, чья возлюбленная вдруг оказалась знаменитой куртизанкой. Навряд ли доведется мне отметить трехсотлетний юбилей, ежели вся твоя помощь сведется к жалкому бренчанию.
— Если б я помогал по вашей методе, вы бы давно загнулись. — Джон-Том порядком осерчал на своего наставника. — Хоть бы послушали самого себя: два месяца сплошного нытья и брюзжания! Да знаете ли, кто вы, черепаха с замашками волшебника? Ипохондрик несчастный, вот кто!
Клотагорбова физиономия почти не обладала способностью мрачнеть, зато глаза умели смотреть очень даже жестко.
— Это еще что такое? — ледяным тоном спросил он высокого юношу. — Маленько смахивает на ругательство. Не дерзи мне, мальчишка, дерзость — палка о двух концах. А ну-ка отвечай, где ты подцепил это словечко? В родном мире?

Может, оно волшебное?
— Скорее врачебное. И никакое это не ругательство, а просто диагностический термин. Так называют того, кто постоянно мнит себя больным, хотя на самом деле здоров как бык.
— Ах так! Значит, я возомнил, будто у меня голова раскалывается? Ты на это намекаешь?
Джон-Том подавил искушение ответить утвердительно и опустил все свои шесть с лишком футов на пол возле груды подушек, служивших ложем престарелой черепахе. Не в первый раз он подивился великому множеству просторных залов, а также альковов, каморок и тоннелей, таящихся в древнем дубе. Пожалуй, такому стволу позавидовал бы любой термитник.
Однако Джон-Том не мог не признать: колдун, при всем мелодраматизме его жалоб и стенаний, основательно сдал. С его брюшного панциря сошел здоровый глянец, а глазки под старушечьими очками слезились от боли. Зря, наверное, он так резок с бедолагой.

Раз уж Клотагорбу не помогают мудреные заклинания и волшебные снадобья, значит, он и впрямь прихворнул не на шутку.
— Кто я, о том мне ведомо, — продолжал Клотагорб, — а вот кто ты такой? Непревзойденный чаропевец, коли тебя послушать.
— Я еще учусь, — огрызнулся Джон-Том и пощупал дуару, висевшую на плече. Этот удивительный инструмент помогал ему наводить чары. Кому-то показалась бы сном судьба юного рок-гитариста и студента-законника… за исключением того правдоподобного обстоятельства, что Джон-Тому не очень-то давалось новое ремесло.
С той минуты, когда у Клотагорба начался приступ, Джон-Том исполнил две дюжины песен, где прямо или косвенно упоминались крепкое здоровье и отменное самочувствие. Но ничто не подействовало, кроме вдохновенных подражаний группе «Бич Бойз». Эта композиция вызвала неудержимое хихиканье Клотагорба, левитацию мазей и порошков и растрескивание склянок.
Смирясь с позорным поражением, Джон-Том оставил дуару в покое.
— Вообще-то я не хочу сказать, что вы с



Назад