3323d7cf

Фосетт Перси - Неоконченное Путешествие



adv_geo Перси Фосетт Неоконченное путешествие Выдающийся английский путешественник П. Г. Фосетт совершил в начале нашего века восемь экспедиций в глухие труднодоступные районы центральной части Южной Америки. В результате этих экспедиций были нанесены на карту многие реки Боливии, Парагвая, Бразилии, уточнены границы между этими государствами, исследованы территории, долгое время остававшиеся «белыми пятнами» на картах мира.
Книга П. Г. Фосетта — это яркий, красочный рассказ о дикой природе южноамериканских тропиков, о населении этих мест, о нравах и порядках, которые господствовали в то время в странах Южной Америки.
ru en Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-10-04 http://lib.aldebaran.ru OCR & SpellCheck AleksSn777@mail.ru 69A8708A-5C9F-4D1B-A2D3-4F80788EBD58 1.0 Неоконченное путешествие Мысль Москва 1975 Перси Фосетт
Неоконченное путешествие
Пролог
Удивительная история!
С сожалением я перевернул последнюю страницу рукописи, словно распростился с близким другом. В течение нескольких дней я проводил часы второго завтрака в конторе, как завороженный читая эту повесть, недавно попавшую в мое распоряжение. Даже трудности дешифровки бисерного почерка не могли нарушить ощущения, будто я сам принимаю участие в этом рискованном предприятии, так как мысленно я сопровождал отца в его экспедициях, делил с ним трудности и лишения, видел его глазами поставленную им перед собой великую цель и вместе с ним переживал одиночество, разочарования и триумфы.
Глядя из окон моей конторы на свинцовые облака, на пасмурную картину перуанской зимы у побережья, я всем нутром ощутил необъятность Южной Америки. Там, за барьером Анд, громоздившихся к востоку над низким потолком истекающих слезами облаков, лежат огромные дикие пространства, враждебные и угрожающие, тщательно скрывающие свои тайны от всех, кроме самых отчаянных смельчаков. Реки, вяло текущие по сумасшедше закрученным руслам между молчаливых занавесей джунглей[1] — мутные реки, полные смерти; леса, где животных можно слышать, но не видеть; кишмя кишащие змеями топи; скудные, посещаемые лихорадкой пустынные местности; дикари, готовые поразить своими отравленными стрелами любого, кто нарушит их уединение, — обо всем этом я уже знал вполне достаточно, чтобы мысленно следовать за отцом по страницам этой рукописи, которая уводила меня то к временам варварского каучукового бума со всем сопутствующим ему произволом и жестокостями, то к молчаливым и неисследованным пограничным рекам, и, наконец, на поиски затерянных остатков когда-то могучей цивилизации.
Рукопись не являлась для меня чем-то совершенно новым. Помнится, отец работал над нею еще до того, как я уехал в Перу в 1924 году, и время от времени читал некоторые выдержки из своего труда. Однако эти записки гак и не были им закончены.

Оставалось дописать финальную часть — кульминационный пункт, которым должна была явиться последняя экспедиция. Но девственный лес, допустив заглянуть в свою душу, потребовал взамен плату — жизнь отца. Страницы этой рукописи, над которой отец трудился, полный надежды на удачное завершение экспедиции, сделались душераздирающей реликвией трагедии, существа которой мы не могли выяснить.
Если факт смерти не доказан, не гак легко поверить, что одного из членов семьи больше никогда не увидишь. Моя мать, владевшая этой рукописью, была твердо убеждена, что наступит день и ее муж вместе со старшим сыном вернутся. В том, что она так думала, нет ничего удивительного. Вести о судьбе экспедиции приходили одна за другой, некоторые



Назад