3323d7cf

Форстер Сюзанна - Только Не Эбигейл



СЮЗАННА ФОРСТЕР
ТОЛЬКО НЕ ЭБИГЕЙЛ!
Глава 1
Эбигейл тщательно записывала в рабочий блокнот распоряжения своего босса, президента и председателя совета директоров компании «Галлахер-групп», в то время как сам Макс Галлахер расхаживал по просторному кабинету и диктовал ей список дел на сегодня.
В этом не было ничего необычного. Так начинался у них каждый рабочий день с тех самых пор, как девять лет назад Эбигейл поступила на работу к этому королю инвестиций. Правда, уже тогда босс давал ей кое-какие странные поручения, например, присматривать за кубком, полученным еще в университете за победу в соревнованиях по борьбе, чтобы его лучший друг, чего доброго, не умыкнул трофей.
Но это... Нет, должно быть, она ослышалась.
— Мне также понадобится каталог Интела, коэффициент их текущих торговых прибылей, две таблетки аспирина и жена.
Шариковая ручка Эбигейл Гастингс застыла на полуслове и оставила на бумаге жирную черную точку.
Девушка посмотрела на босса и увидела, что тот все еще сосредоточен на каких-то собственных мыслях.
— Извините меня, мистер Галлахер...
Он обернулся, на его лице можно было прочесть выражение легкого удивления. Эбигейл подавила улыбку, так как относилась к эксцентриным выходкам своего шефа со снисходительным терпением. Очевидно, он отвлекся на мгновение и забыл о ее присутствии.
Круг интересов Макса Галлахера, мужчины с монументальной нижней челюстью — мечта скульптора эпохи Ренессанса — и глазами цвета синевы полуночного неба — такого же, как и итальянский костюм в узкую полоску, который Эбигейл сама для него выбирала, — был точечно сфокусирован, словно луч лазера. Мистер Галлахер до сих пор, после стольких лет совместной работы, называл ее мисс Гастингс, и дело здесь было отнюдь не в чрезмерной вежливости. Похоже, босс просто не мог дольше одного дня удержать ее имя в голове.
Эбигейл давно перестала обижаться. Все знали: единственный способ привлечь внимание Макса Галлахера — это сообщить ему конфиденциальную горячую информацию о положении дел на фондовом рынке.
— Извинить вас, мисс Гастингс? — переспросил он.
— Я не уверена, что правильно вас поняла.
— Ах, вы об этом! — Он нахмурился, нажав пальцем на переносицу. — Я и сам удивлен. Не помню уже, когда у меня так болела голова.
— Нет, я не об аспирине...
Но босс уже не слушал Эбигейл. Он снова мерил шагами кабинет, сосредоточившись на предстоящих в этот день финансовых операциях.
— Пожалуйста, предупредите аналитиков, чтобы особенно внимательно отслеживали сегодня утром курс доллара по отношению к иене. Мне нужна свежая информация каждые пятнадцать минут. Да, и напомните им, что я все еще жду результатов моделирования наиболее благоприятного времени купли-продажи высокодоходных акций.
Эбигейл, несмотря на явное замешательство, записывала распоряжения. Не могло быть и речи о том, чтобы прервать босса, которого они называли между собой Мак-сом-Мидасом.

Он уложил на лопатки весь международный финансовый мир своей обманчиво простой политикой инвестиций и к тридцати годам сколотил первый миллион, а к тридцати пяти более чем удвоил свое состояние. Теперь, когда он подходил к сорокалетию, казалось, что не существует границ для дальнейшего умножения его богатства.
— Прочтите, пожалуйста, что у нас получилось, — попросил Макс-Мидас.
Это тоже было рутинной процедурой. Каждое утро он диктовал список дел и каждое утро заставлял ее зачитывать ему этот список вслух, иногда по нескольку раз, в то время как сам решал в уме стратегические задачи.
Эбигейл прочла перв



Назад