3323d7cf

Форестер Сесил Скотт - Хорнблауэр 14 (Хорнблауэр И Милосердие)



СЕСИЛ СКОТТ ФОРЕСТЕР
ХОРНБЛАУЭР И МИЛОСЕРДИЕ
Двухдечный 74-пушечный корабль Его Величества «Сатерленд», под командованием капитана Горацио Хорнблауэра, находился к северу от Гибралтара и направлялся в точку рандеву с эскадрой адмирала Лейтона, расположенную в западной части Средиземного моря. По левому борту лежало побережье Испании, по правому, едва видные, все еще выглядывали из-за горизонта вершины гор на одном из Балеарских островов – Ивисы.
Испания пока – союзник Англии в борьбе против Наполеона, а потому «Сатерленду» не придется утруждать себя битвой с испанскими военными кораблями – точно также, как его капитан и экипаж не сможет рассчитывать на призовые деньги за перехват испанских торговых судов. Только французы остаются врагами британцев, а французская оккупация Испании, несмотря на все усилия Бонапарта, не смогла продвинуться южнее Валенсии.

Французам предстоит еще долгая борьба за Каталонию и «Сатерленд», – по крайней мере, так предполагал Хорнблауэр – будет направлен адмиралом еще дальше к северу. А пока мало что могло беспокоить капитана; полный экипаж, отлично снаряженный корабль и – практически никаких особенных событий вплоть до самой точки рандеву.

Это был замечательный период перехода от одного вида деятельности к другой, и Хорнблауэр наслаждался чувством относительного свободы и покоя. Удерживаясь на курсе норд, «Сатерленд» тяжело переваливался на волне своим неуклюжим корпусом, а Хорнблауэр мерял шагами палубу, глубоко вдыхая чистый, бодрящий воздух и подставляя лицо целительным солнечным лучам.
Из настроения счастливой беззаботности его вывел крик впередсмотрящего с топа фок-мачты.
– Эй, на палубе! С Вашего позволения, сэр, что-то дрейфует прямо по курсу, должно быть разбитое судно, сэр – пока не могу сказать точно.
– Прямо по курсу?
– Так точно, сэр. Мы идем прямо на него. Скорей всего, это плот, сэр. Я вижу человека – даже двух человек, сэр.
Объяснение появлению в море двух человек на плоту в военное время могло быть только одно – и при том жестокое. Это, должно быть, уцелевшие после морского боя; после того как их пощадили пули и ядра, они вынуждены продолжать жестокую борьбу за жизнь, победу в которой, как правило, одерживает море. «Сатерленд» сможет попытаться выяснить, что произошло, без особого риска; тем не менее, в мозгу у Хорнблауэра пронеслись забавные предположения, когда он подумал о многочисленных изобретателях, которые одно за другим выдвигают любопытные предложения об использовании шлюпок, начиненных порохом для нанесения ударов по линейным кораблям.

Если когда-нибудь им удастся осуществить свои схемы на практике, то величественные в уверенности собственного могущества линейные корабли вынуждены будут более осторожно подходить к подозрительным плавучим объектам. Но пока все это – полная ерунда, и Хорнблауэр пожал плечами, отбрасывая от себя эту бессмыслицу; вся эта забавная вереница мыслей промелькнула в его мозге за считанные минуты, в течении которых странный плавучий объект стал уже заметен с палубы.
– Это плот, сэр, абсолютно точно, – заметил первый лейтенант «Сатерленда» Джордж Буш, оглядывая залитое солнцем море в подзорную трубу. – На нем человек, сэр, и, кажется, я могу различить еще одного рядом.
– Попробуем подойти к ним поближе, мистер Буш – приказал Хорнблауэр.
Буш подвел «Сатерленд» почти вплотную к странному предмету и положил в дрейф.
– Странный плот – сказал он, всматриваясь в танцующие волны, пока корабль медленно дрейфовал к цели.
Это были всего лишь два бревна, грубо



Назад