3323d7cf

Форд Джеффри - Клэй 3



ДЖЕФФРИ ФОРД
ЗАПРЕДЕЛЬЕ
ФИЗИОГНОМИСТ КЛЕЙ – 3
Аннотация
Мир-за-гранью, построенный Драхтоном Беллоу по мотивам визионерских стихов, ИЗМЕНИЛСЯ.
Однако человек, ИЗМЕНИВШИЙ его — физиогномист Клей, — БЕССЛЕДНО исчез.
Жив он или убит?
Это пытается выяснить демон Мисрикс, втуне пытающийся стать человеком.
Жажда узнать о судьбе Клея приводит демона-неудачника из развалин разрушенного Города в основанное победившими повстанцами НОВОЕ ПОСЕЛЕНИЕ — но там его неожиданно обвиняют в УБИЙСТВЕ того, кого он пытается отыскать…
Демона можно судить — но возможно ли его КАЗНИТЬ?
Героя можно объявить убитым — но станет ли он от этого мертвым?
Эта книга — для тех выносливых читателей, которые сопровождали меня на протяжении всех трех частей путешествия и помогали мне не сбиться с дороги. В особенности это касается Дженнифер Брель, которая на данном отрезке пути несла компас и храбро расчищала километры чудовищных зарослей.
Отдельное спасибо:
Пат Дин — за то, что снабжала меня разными интересными книгами по искусству тату.
Биллу Уоткинсу, Кевину Квигли и Майку Гэллахеру — за чтение этого романа по мере его создания и ценные замечания.
Мимс, Нок и Эйр — за драгоценное Время.
Воображение вселенной
Я где-то читал однажды, будто наш мир — разумное существо, нечто вроде гигантской головы, крутящейся в космосе. Океаны — его кровь, земная твердь — плоть, ветер — дыхание, леса — волосы, а все живые твари, что ползают, летают и плавают по белому свету, — суть всевидящие глаза вселенной и выразители ее воли. Если это так, то Запределье, с его бескрайними лесами, простершимися от границ страны на тысячи миль к северу, до самого Морозного полюса, а на восток и запад — в такие дали, что и представить нельзя, Запределье, с его опасностями и чудесами, тайнами и отсутствием логики — не что иное, как фантазия вселенной.
Кому как не мне это знать? Ведь я, Мисрикс, на четверть горделивое чудовище, а большей частью слабый человек, оттуда родом.

Не очутись я против воли в мире людей, не попадись в сети человеческого языка и логики, я бы и по сей день оставался демоном и, как и прежде, с непостижимой грацией срывался бы с дерева, чтобы вспороть брюхо какому-нибудь оленю… Но все изменил гений Драктона Белоу. Крылья, когти, рога, шерсть и змеиные зрачки — все это по-прежнему при мне, но теперь я потягиваю чай из фарфоровой чашечки, питаюсь исключительно растительной пищей и рыдаю над страницами с чернильными закорючками, когда они повествуют о гибели любви или поверженном в бою рыцаре.
Много лет назад Белоу произвел надо мной эксперимент в попытке создать себе наследника. Что ж, я был послушным сыном.

И даже носил очки, лишь бы соответствовать тому образу высокоинтеллектуального отпрыска, о котором мечтал Белоу. (Теперь, кстати, я уже применяю этот оптический прибор по назначению — от неумеренного пристрастия к чтению глаза стали слабеть.) Но, порожденная эгоизмом, любовь Создателя вскоре иссякла, а мое преображение так и осталось незавершенным. Я словно застрял в узкой середине песочных часов, завис где-то между адом и раем… И вот я единственный житель города, которым некогда правил отец.
Несколько лет назад, после кончины Белоу, я решил вернуться в Запределье, чтобы избавиться от своей человечности. Ночами мне снились сны о привольной жизни в этих дебрях, где нет места совести, где за естественную радость охоты и убийства не нужно платить состраданием и сгибаться под грузом вины. В этих ночных видениях я жил не размышляя. Я не носил очков, но глаза, не замутн



Назад