3323d7cf

Фолкнер Уильям - Святилище



Уильям Фолкнер
Святилище
Перевод Д. Вознякевич
Укрытие от беды
Беседуя со Старой леди о современном искусстве в "Смерти после
полудня", автор среди других упоминает и Фолкнера. Отзыв о нем,
пристрастный, как всегда у Хемингуэя, менее всего способного к
объективности, когда дело касается коллег по ремеслу, полон сарказма.
Произведения Фолкнера названы замечательными в том отношении, что благодаря
им явилась возможность не стесняться, описывая малопривлекательные стороны
жизни, ну вот хотя бы нравы домов терпимости. Издателей больше не пугают
такие страницы. Живой пример убедительнее любых выкладок, а о таких домах
"мистер Фолкнер пишет великолепно. За много лет ни один писатель из тех,
кого мне приходилось читать, не написал лучше его".
Ясно, какое произведение Фолкнера тут подразумевается, - конечно,
"Святилище". Этот роман появился всего за год до африканского дневника
Хемингуэя, где описания сафари перемежаются рассуждениями на литературные
темы, - в 1931-м. И поводы для иронии он в самом деле предоставлял, ведь и
Фолкнер впоследствии высказывался об этом своем детище критически. Но
отчего-то раз за разом возвращался к мотивам, которые затронуты в книге, им
самим названной неудачной, И даже решил, что требуется продолжение. Так
двадцать лет спустя появился "Реквием по монахине".
В этой странной книге, где повествование является лишь прологом к
драматургическим сценам, как бы мимоходом возникают один за другим эпизоды
далекой и не очень давней истории Йокнапатофы, того самого "клочка земли
величиной с почтовую марку", который Фолкнер описывал всю свою творческую
жизнь, превратив его в художественную вселенную. Непосредственно для
событий, о которых узнает читатель "Реквиема по монахине", подобные экскурсы
в прошлое едва ли и нужны. Однако они обладают первостепенным значением,
если задуматься о проблематике, возникающей за перипетиями действия.
Фолкнера десятилетиями не оставляла идея Большой книги, некоего
всеобъемлющего современного эпоса, в котором точность изображения окружающей
жизни соединилась бы с глубиной коллизий, не подверженных давлению времени,
потому что они актуальны всегда и для всех. "Сага о Йокнапатофе", как
принято называть его основной цикл романов, повестей и рассказов, куда
входят и "Святилище", и "Реквием по монахине", осталась памятником этого
титанического усилия, аналогов которому, кажется, не отыскать в литературе
кончающегося века. Но и то, что не относится к "Саге" по сюжету или по
времени действия, сохраняет внутреннюю родственность с нею. Ведь у Фолкнера
не бывает случайных мотивов.
Затронув тему из тех, которые для него наполнялись действительно
серьезным значением, он уже ее не оставлял, пока не было достигнуто
удовлетворявшее его решение, а такое случалось очень редко. Вот отчего книги
Фолкнера практически всегда заполнены отзвуками, перекличками, версиями,
дополнениями, переосмыслениями уже знакомых ситуаций. Это и правда рассказ,
способный возобновляться бесконечно.
В нем непременно сохраняется единство лейтмотивов, таких как
жертвенность и обреченность, сострадание, самоотверженность, милосердие. К
этим категориям, с годами все более непосредственно приобретавшим в его
трактовке евангельский смысл, Фолкнер возвращается на протяжении всей
Большой книги. И за ее пределами. Тех читателей, которые постигли этические
доминанты творчества американского мастера, не могла удивить "Притча", где
впрямую интерпретируются конфликты, связанные с христианским по



Назад