3323d7cf

Фолкнер Уильям - Полный Поворот Кругом



Уильям Фолкнер
Полный поворот кругом
1
Тот американец, что постарше, не носил щегольских бриджей из диагонали.
Его брюки были из обыкновенного офицерского сукна, так же, как и китель.
Да и китель не спадал длинными фалдами по лондонской моде; складка торчала
из-под широкого ремня, точно у рядового военной полиции. И вместо ботинок
от дорогого сапожника он носил удобные башмаки и краги, как человек
солидный; он даже не подобрал их друг к другу по цвету кожи, а пояс с
портупеей тоже не подходил ни к крагам, ни к ботинкам, и крылышки у него
на груди были просто-напросто знаком того, что он служит в авиации. Зато
орденская ленточка, которую он носил под крылышками, была почетная
ленточка, а на погонах красовались капитанские нашивки. Роста он был
невысокого. Лицо худощавое, продолговатое, глаза умные и чуть-чуть
усталые. Лет ему было за двадцать пять; глядя на него, никому не пришла бы
на ум какая-нибудь знаменитая Фи Бета Каппа [старейшая студенческая
корпорация в американских университетах, названа так по первым буквам
древнегреческих слов, означающих "Философия - руководительница жизни",
являющихся ее девизом], скорее всего он учился на благотворительную
стипендию.
Один из двух военных, которые сейчас стояли перед ним, вряд ли мог его
видеть вообще. И стоял-то он на ногах только потому, что его поддерживал
капрал американской военной полиции. Он был вдребезги пьян, и рядом с
квадратным полицейским, который не давал подогнуться его длинным, тонким и
словно ватным ногам, был похож на переодетую девушку. По виду ему можно
было дать восемнадцать: на его бело-розовом лице ярко синели глаза, а рот
казался совсем девичьим. На нем был выпачканный сырой глиной, криво
застегнутый морской китель, а на белокурых волосах лихо сидела заломленная
с тем неподражаемым шиком, которым славятся одни только офицеры
английского королевского флота, морская фуражка.
- В чем дело, капрал? - спросил американский летчик. - Что тут у вас
происходит? Вы же видите, он англичанин. Вот и пускай им займется
английская военная полиция.
- Будто я не знаю, что он англичанин... - пробормотал полицейский.
Говорил он с трудом, дышал прерывисто, словно тащил тяжелую ношу. При всей
своей девичьей хрупкости мальчик, видимо, был тяжелее или беспомощнее, чем
казался. - Да стойте же вы как следует! - прикрикнул на него полицейски".
- Не видите, что ли? Тут офицеры!
Тогда мальчик сделал над собой усилие. Он постарался взять себя в руки,
зажмурился, чтобы все не плыло перед глазами. Качнувшись, он обхватил
полицейского за шею, а другой рукой вяло отдал честь, легонько махнув
пальцами возле правого уха, но сразу же качнулся снова и снова сделал
усилие стать как следует.
- При-ивет, с-эр! - произнес он. - Надеюсь, вас зовут не Битти?
- Нет, - ответил капитан.
- Ага, - сказал мальчик. - Слава богу. Ошибка. Не обижайтесь, ладно?
- Не обижусь, - негромко сказал капитан. Он смотрел на полицейского. В
разговор вмешался второй американец. Это был лейтенант и тоже летчик. Но
ему было меньше двадцати пяти лет; он носил красные бриджи, франтовские
ботинки, и китель его, если не считать воротника, был чисто английского
покроя.
- Да это один из тех морячков, - сказал он. - Их тут каждую ночь
выуживают из канав. Видно, вы редко бываете в городе.
- Да, - сказал капитан, - я о них слышал. Теперь вспоминаю. - Он
заметил, что хотя на улице было много прохожих - солдат, штатских и
женщин, - а сами они стояли рядом с людным кафе, никто даже не
оста



Назад