3323d7cf

Флеминг Ян - Квант Спокойствия



Ян ФЛЕМИНГ
КВАНТ СПОКОЙСТВИЯ
Джеймс Бонд сказал:
- Я всегда думал, что если когда-нибудь и женюсь, то женюсь на стюардессе.
Обед был достаточно скучный, и теперь, когда два других гостя ушли в
сопровождении своих людей, чтобы успеть на самолет, губернатор и Бонд остались
одни в большой гостиной административного здания, меблированной мягкой
мебелью. Они пытались завязать разговор. У Бонда было острое ощущение
нелепости происходящего. Ему всегда было неудобно сидеть на мягких подушках.
Он предпочитал сидеть в кресле, обитым чем-нибудь жестким, ногами упираясь в
пол. И он чувствовал себя глупо, сидя со старым холостяком на этом диване из
розового ситца, уставившись на кофе и ликеры, стоящие на низком столике между
их вытянутыми ногами. Было в этой ситуации что-то излишне приятельское,
интимное, даже женское, а потому и неуместное.
Бонд не любил Нассау. Все там были слишком богаты. Зимние гости и местные
жители, которые имели свои дома на острове, говорили только о деньгах, своих
болезнях и о проблемах с прислугой. Они даже не умели как следует
посплетничать. Не о чем было сплетничать. Все это зимнее сборище было слишком
старым для любовных дел и, как большинство богатых людей, слишком осторожным,
чтобы сказать какую-нибудь глупость о своих соседях. Миллеры, пара, которая
только что ушла, были типичными - приятный, но скучноватый канадский
миллионер, который давно начал бизнес по добыче естественного газа и так и
остался в нем, и его миленькая болтушка жена.
Она как будто бы была англичанкой. Сидя рядом с Бондом, она оживленно
болтала о том, какие спектакли он недавно видел в Лондоне, и не кажется ли
ему, что ресторан "Савой Гриль" самое приятное место для ужина. Там можно
встретить так много интересных людей - актрис и тому подобное. Бонд приложил
все свои усилия, чтобы поддержать разговор, но поскольку он не был в театре
уже в течение двух лет, да и в Лондон поехал только потому, что туда
направился человек, за которым он следил в Вене, ему пришлось положиться на
свои давнишние воспоминания о ночной жизни Лондона, которые как-то не вязались
с воспоминаниями миссис Гарвей Миллер.
Бонд знал, что губернатор пригласил его на обед по долгу службы. Бонд был
в колонии уже неделю и на следующий день собирался уезжать в Майами. Это была
обычная работа по расследованию. Оружие поступало к повстанцам Кастро на Кубе
со всех соседних территорий, в основном из Майами и через Мексиканский пролив,
но когда американская береговая охрана захватила две большие партии,
сторонники Кастро обратились к Ямайке и Багамским островам как возможным
базам. Бонда направили из Лондона, чтобы положить этому конец. Ему не хотелось
выполнять это задание. Дело в том, что лично он симпатизировал повстанцам. Но
у правительства была большая программа по закупкам кубинского сахара, причем в
количествах, больших, чем хотелось бы экспортировать Кубе, и при одном
небольшом условии: Великобритания не должна была оказывать помощь или
содействие кубинским повстанцам. Бонд узнал о двух больших морских судах,
оборудованных для этой работы, и чтобы арестами не вызвать инцидента, темной
ночью пробрался к ним на полицейском катере. С палубы неосвещенного катера
Бонд забросил на каждое судно через открытые иллюминаторы по термитной бомбе
и, отплыв быстро и на большой скорости, наблюдал за пожаром на расстоянии.
Конечно, страховым компаниям не повезло, но все обошлось без человеческих
жертв, и он быстро и аккуратно сделал то, о чем ему гово



Назад