3323d7cf

Флеминг Ян - Гиск



Ян ФЛЕМИНГ
ГИСК
- В этом теле немало гиска.
Слова, казалось, ласково шевелили пышные коричневатые усы. Тяжелый взгляд
черных глаз медленно переместился с лица Бонда на его руки, сосредоточенно
игравшие коробком спичек с надписью по-итальянски "Таверня "Золотая голубка".
Бонд чувствовал, что его внимательно изучают. Это неторопливое, тщательное
изучение продолжалось уже два часа, с момента встречи с этим человеком в баре
"Эксельсиора". Бонду сказали, что у человека, с которым он должен был
встретиться, густые усы, что он будет сидеть за столиком в одиночестве и пить
"Александер" со сливками. Бонд тогда еще подумал, насколько необычным был
опознавательный знак: мягкий, дамский напиток. Это уж во всяком случае умнее
сложенной газеты, цветка в петлице или каких-нибудь там желтых перчаток, так
набивших оскомину в описаниях конспиративных встреч тайных агентов. К тому же
у этого опознавательного знака было и еще одно существенное преимущество: его
можно было узнать и в отсутствие его владельца. И Кристатос не преминул
устроить маленький тест на сообразительность. Когда Бонд вошел в бар и
огляделся, то обнаружил, что среди двух десятков посетителей не было ни одного
усатого. Но на угловом столике в дальнем углу просторного, уютного зала рядом
с блюдечком маслин и розеткой, наполненной орешками кэшью, стоял высокий бокал
с водкой и сливками. Бонд направился прямо к этому столику, выдвинул стул и
сел.
Подошел официант.
- Добрый вечер, сэр. Синьор Кристатос сейчас разговаривает по телефону.
Бонд кивнул и сделал заказ:
- Пожалуйста, "Негрони" с джином "Гордон", Официант повернулся к стойке
бара.
- Один "Негрони" с "Гордоном".
- Вы уж меня извините.
Большая волосатая рука приподняла стул с такой легкостью, как будто это
был коробок спичек, и поудобнее подоткнула его под грузное тело.
- Мне обязательно надо было поговорить с Альфгедо. Рукопожатия было не
нужно. Просто встретились двое старинных знакомых. Похоже, что и занимались
они чем-то одинаковым: скажем, импортом-экспортом. Тот, что помоложе, смахивал
на американца. Хотя нет. Одет не так. Значит - англичанин.
Бонд легко отбил первую подачу.
- Как поживает его малыш? Все в порядке? Зрачки черных глаз синьора
Кристатоса сузились. Да, это - профессионал. Он развел руками.
- Да вроте бы. Что там может пгоизойти?
- Оспа - очень неприятная штука...
Принесли "Негрони". Оба собеседника поудобнее устроились за столиком,
довольные, что являются равными партнерами. В их "игре" так бывает не часто.
Обычно, еще до начала подобной работы в паре, один из партнеров утрачивает
доверие к другому. Бонду нередко представлялось в таких случаях, что уже
первая встреча попахивала жареным: одним из признаков было ощущение, что его
тщательно разработанная легенда начинала дымиться. А при дальнейшем развитии
событий дым превращался в пламя, и "крыша" рушилась. Игра на этом
прекращалась, и ему не оставалось ничего, кроме как выйти из нее или ждать,
пока его самого не "уйдет" кто-то другой. Но вот сейчас все пока шло
нормально.
В тот же вечер, позднее, в таверне под названием "Золотая голубка"
неподалеку от Пьяцца-ди-Спанья, Бонд, к своему удивлению, обнаружил, что его
все еще проверяют. Кристатос пока лишь примеривался и присматривался к Бонду,
пытаясь понять, можно ли ему доверять полностью.
Слова Кристатоса о том, что "в этом теле немало гиска", были, по сути,
пока единственным высказыванием, где допускалась возможность деловых отношении
между ним и Бондом. Это Бо



Назад