3323d7cf

Флауэр Пэт - Одной Розой Меньше



ПЭТ ФЛАУЭР
ОДНОЙ РОЗОЙ МЕНЬШЕ
1
На той неделе нужно бы выкосить газон, - подумал он, зевая. Если бы
только немного спала эта январская жара! Правда, ещё хуже была высокая
влажность воздуха: в то лето Сидней показывал себя с самой худшей стороны.
К счастью, Сьюзен уже спала. Дети в этом отношении не столь чувствительны,
чем взрослые. Но Шейла определенно ещё не спит. Наверняка лежит в постели,
читает, опершись на локоть и курит при этом последнюю сигарету.
Боб Клифтон закурил и сам, выпустив дым в неподвижный ночной воздух.
Он стоял позади своего дома и смотрел на тыльную сторону жилого здания
напротив. Возведенное в тридцатые годы кремовое с белым сооружение
возвышалось тяжеловесно и бескомпромиссно, как безобразное чужеродное тело
среди семейных коттеджей, отгородившихся от него стенами, оградами и
молодыми деревьями. Соседи Клифтонов опасались, что в их районе могут
возвести и другие многоквартирные дома, но до этого пока ещё не дошло.
Было бы гораздо лучше, если бы его собственные опасения оказались
необоснованными! Врач объяснил ему, что нужно себя беречь - нервы у него на
пределе, так и до невроза недалеко. При этом Клифтон, как и любой другой на
его месте, сразу представил себе смирительную рубашку и психлечебницу. А
ведь ему было только сорок два: ещё не настолько стар, чтобы до такого
дойти. Его темные волосы слегка поседели лишь на висках, он был
по-спортивному строен, и секретарша говорила, что он выглядит лучше всех
мужчин, которых она знала.
Боб улыбнулся про себя. Это, конечно, чушь насчет невроза. Ему просто
нужно немного отдохнуть.
Многоэтажное здание стояло на улице, параллельной той, на которой
располагался его дом. За домами соседей Клифтона находились такие же
семейные коттеджи; позади же его дома возвышался этот жилой блок, из окон
которого можно было наблюдать за его газоном, его плодовыми деревьями и его
семейной жизнью. Эти чертовы окна мешали Клифтону, хотя за ними, конечно,
находились только кухни и ванные. А к каждой кухне прилегал крошечный
балкон, который чаще всего служил для сушки белья.
На одном из них появилась какая-то женщина. Стройная, рыжеволосая. На
самом верхнем этаже слева, где горел свет. Она стояла на пороге балконной
двери, глядя в кухню, маленький балкон был у неё за спиной. Похоже, она
раздраженно пререкалась с кем-то, находившимся на кухне. Довольно странное
место для ссоры, если речь действительно шла о ссоре.
Клифтон знал с виду эту рыжую; цвет её волос бросался в глаза. Там,
наверху, кажется, перешли к рукоприкладству: она качнулась назад,
зашаталась, удержалась на ногах, но потом упала. Клифтон ожидал, что она
поднимется. Единственное другое освещенное кухонное окно находилось на
первом этаже справа. Никто не выбежал, чтобы посмотреть, что случилось - но
как могли жильцы дома что-нибудь услышать, если даже Клифтон ничего не
слышал?
Она так и не появилась. Никто не потрудился выглянуть на балкон. это
казалось неестественным. Если бы она просто поскользнулась, то встала бы, и
он должен был её увидеть. И определенно она не могла проползти обратно в
квартиру и подняться на ноги только там! Но, может быть, она вообще не
поднималась? Может быть, она ещё лежит там, раненая, со сломанной ногой...
Но она не поскользнулась. Она упала так странно. Может, быть она
отсутствовала, а вернувшись застала врасплох какого-то грабителя, который
вытолкнул её на балкон? Потом он мог неожиданно подставить ей ногу или
нанести удар, а снизу этого просто не было



Назад